Графика-мечта

На дворе стоял ранний мезозой русского интернета....

Оригинал взят у greenbat в post
Не могу оставить ЖЖ без такой прелести.
Дивное про котиков от архитекторов Эрмитажа. Двухсерийное кино. Драма. Экшн. Хеппиэнд. (Если читатель вообще не в курсе про эрмитажных котов, вики по ссылке тоже обязательна.)

Сергей Мишин:

На дворе стоял ранний мезозой русского интернета. За литр водки к нам в студию сквозь чердаки и шпренгельные фермы Зимнего, трех Эрмитажей и Кваренгиевского театра протащили коаксиальный кабель. Тогда существовало примерно три с половиной российских сайта и на одном из них, музеум. ру, было что-то вроде группового чата. В это время в вестибюле Зимнего Дворца монтировали кассовые павильоны, сделанные по нашему проекту (дожившие до наших дней). Кассы стояли на подиуме высотой ~20см, под которым змеились провода. И вот туда забрался кот N2. Монтажники должны были заколотить этот подиум и назавтра сдать объект. Кот срывал им график и нашим призывам к гуманности они не внимали. Тогда мы, я и архитектор Ю., написали в музейный чат.

Данияр Юсупов:

когда мы увидели, что кот забрался под подиум, мы под видом приемки скрытых работ перед зашивкой подиума стали простукивать конструкцию в надежде, что кот испугается и покинет опасное убежище. в ответ мы услышали писк новорожденных котят. кошка действительно испугалась и еще больше вжалась в недра подиума. в мозгу темнело когда мы представляли чем закончится зашивка подиума, сколько будет писку, возни и вони, не говоря уж о размерах гуманитарной катастрофы и предчувствии неизбывно гложущей вины. тогда архитекторы твердо заявили, что качество работ отвратительное, архитекторы работу не принимают и зашивать подиум запрещают. подрядчик сурово заявил, что соберет совещание на высшем уровне о срыве сроков по вине архитекторов. “что ж, созывайте” сказали архитекторы и удалились прочь с тайной надеждой, что за время организационной возни кошка облагоразумится и покинет подиум. вот тогда то от отчаяния мы и написали в форум музеум.ру.

// совещание собрали довольно быстро - в тот же день после обеда (сроки то сдачи горят) и для пущей убедительности подрядчик пригласил генерального директора. со стороны Эрмитажа должно было выставить фигуру соответственного ранга, кого-то из Л.П.Р., кто смог бы принять решение вместо внезапно упершихся архитекторов. это должен быть зам директора по строительству, но поскольку подрядчика позвали не без его содействия, в разборках участвовать он избегал, быстро измыслил повод к отсутствию, главный архитектор тоже был недоступен, пришлось на разборки идти Пиотровскому. тут архитекторы в форуме написали “вызывают на совещание к Пиотровскому” и пошли на разборки. здесь необходимо отметить, если кто мало ли не знает, про особую роль котов в Эрмитаже и в том, чтоб идти на прием к Пиотровскому по этой теме нет ничего необычного. https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%AD%D1%80%D0%BC%D0%B8%D1%82%D0%B0%D0%B6%D0%BD%D1%8B%D0%B5_%D0%BA%D0%BE%D1%82%D1%8B

// на разборках оба директора избегали прямого общения и чувствовали себя крайне неловко, делали вид, что внимают аргументам подчиненных но вообще-то не царское это дело разгребать такого рода недоразумения. мы косились на дальний угол подума гадая там ли все еще кошка или нет. и в этот миг кошку постигло внезапное вразумление. далее нам пришлось сменить диспозицию, чтоб отвлечь внимание собравшихся на себя и не дать им заметить происходящее за их спинами. мы несли маловнятную ахинею, говорили всякие просто слова и при этом смотрели какбы сквозь собеседников, пару раз даже пришлось схватить Пиотровского за локоть, чтоб он не обернулся в неудачный момент. иной раз казалось что он уж давно заметил подвох, подрядчики протягивали руки, мол, видите, насколько архитекторы невменяемы. кошка сделала три рейда с котятами и больше не появлялась. выдержав паузу, чтоб убедиться, что четвертого рейда не будет, архитекторы внезапно сдались. все внезапно сошлись в резюме “качество работ конечно негодное, но надо заканчивать”. придя с совещания просветленные что твой ботхисатва, мы в форуме написали “коты спасены” см. конец предыдущего абзаца.

// через два месяца мы получили конверт, содержащий уведомление в том, что за беспримерный подвиг, проявленный в ходе спасения котов, мы с Сергей Юричем избраны почетными членами организации под названием “БЯСЯ” (да прославится в веках), название которой хитроковыристо разаббревиатуривается как “Ярославское общество бездомных кошек и собак” или "Бездомные собаки и кошки Ярославля", и второе чудо - 400 рублей премии за геройство, собранные из взносов членов этого общества. и это были первые и единственные деньги заработаные нами посредством интернета. премия, равно как и уведомление, канули.
Графика-мечта

Головы на фасаде

Оригинал взят у greenbat в post
Не понимаю, зачем в кино ходить, когда существуют дворы. Тем более что там всегда новую картину дают - от мелодрамы до фильма-катастрофы. Актеры не фальшивят, попкорном под ухом никто не чавкает, светло опять же и ногам не жарко.
На Моховой сегодня сеанс начался, как и положено, с научно-популярной короткометражки - я успела помахать руками про юного Маршака и плавно завела народ под арку. Двор закрытый, в центре мощи когдатошнего фонтана, по периметру над четвертым этажом понатыканы головы в фапотьках. "А кто это?" - спросил однажды любознательный экскурсант, и я, не удержавшись, скорбно ответила: "Неплательщики". На этот раз, правда, про головы все забыли тут же, потому что встретили нас два веселых алкаша, причем один - невероятно общительный.
- Ёбть! Иностранцы! - воскликнул он и гостеприимно продолжил: - Гитлер капут! Шпрехен зи дойч!
- Обалдел? - нелюбезно спросила я. - Какие мы тебе иностранцы?
- Ааа, свои! - и тут же пустил фиоритуру, состоящую из загадочных фонем. - Вот гляньте! Фонтан этот никогда не работает, ёбтить! Никогда не...
Сообразив, что он вот-вот перехватит у меня флажок экскурсовода, я цыкнула:
- Мужик! Не галди! Мешаешь!
Более деликатный друг обхватил его за плечи и отвел в сторонку. Но продолжить рассказ мне не удалось. Сверху - я даже не сразу поняла, откуда именно, раздались грозные женские вопли. Сначала показалось, что дама ревниво орет: "Вася, домой!" Однако в окно третьего этажа вместе с воплями высунулось дуло ружья. Социальная драма стремительно переходила в экшн. Здраво рассудив, что своими глупостями мы только помешаем местным обитателям, тихонечко переместились в соседний, благо дворы проходные. И кого же мы там увидели? Все того же общительного алкаша, успевшего через другой проход смыться от воинственной хранительницы первого двора. Он тоже был нам рад. Кажется, норовил рассказать про Шереметева. Приструнить не удалось.
- Давайте попробуем вернуться обратно, - предложила я, замаявшись воспитывать конкурента. - Там, наверное, уже тихо.
И мы всей толпой пошли обратно.
- Ааа, ребята! Это опять вы! - возликовал все тот же алкаш, вездесущий как святой дух.
Экскурсия без примкнувшего бича, бомжа или алкоголика - как пиво без водки, деньги на ветер, я всегда это говорила.
И кажется, теперь я знаю, что это за головы там вдоль фасада.
Графика-мечта

Килограмм салата рыбного...

Оригинал взят у kassandra_k в Килограмм салата рыбного...
В отделе кулинарии подвыпивший парень покупает рыбный салат.
- Первый раз такой вижу! Вот сколько времени здесь живу, столько сюда хожу - не было такого! Ну вот скажите, девушка - не было? А вот он (показывает на продавца) говорит, что был.
Продавец вежливо улыбается. Я пожимаю плечами.
- Да вроде был.
- Ну ладно, - делает вывод парень, - наверно, надо сюда без пива приходить.
Забирает свой салат. Уходит. Возвращается.
- А помнишь, я у тебя в обед капусту покупал? Тушеную?
Продавец вежливо улыбается.
- Я тут кота купил, вот такого (показывает), на ладони умещается. Так он твою капусту ест! Прикинь. Тушеную!
Уходит совсем.
Графика-мечта

Маргинальное

Оригинал взят у greenbat в post
Питерские маргиналы и старухи - моя любимая категория. Они как атланты Миллионной - держат небо городского мифа. Как вот рассказать про синяков из Саперного переулка? Ведь не поверит же никто. Шла вечером после рекогносцировки маршрута. Ноги не держат, устала страшно. Дезориентировалась, как это ни смешно звучит. Не могу вспомнить, где ближайшая остановка. И спросить не у кого, лишь кучка совсем убогих алкашей неподалеку тусит, человек шесть - помятые, всклокоченные, давно не мытые. На моих глазах выползли на свет божий из подвальной рюмочной. Даже подруги у них соответствующие имеются: одна прикорнуть норовит тут же, на ступеньках, а вторая, с фингалом, еще ничего, бодрая. Но в тесных рядах заметен раскол, не знаю уж, что не поделили. Разговор ведется на повышенных тонах, в жанре "а ты кто такой", и явно назревает мордобой. Ну я подумала, что других краеведов мне тут не найти и надо успеть, пока эти еще не подрались, подошла, берет поправила и проникновенно обратилась:
- Дамы и господа!
Эффект был как в гостиной городничего. Они даже про полемику свою забыли. Остолбенели. Заозирались в поисках аристократов. А я просто всегда обращаюсь к лучшему в людях. Ну не звать же их: "Эй, алканавты!"
- Не скажете ли, как пройти к ближайшей остановке?
Дамы, кажется, сочли меня галлюцинацией вроде розового слона, а господа ничего, проморгались. Начали бурно выяснять, куда мне идти. Чуть опять не подрались. И в конце концов выделили провожатого, чтобы не заблудилась. Я малодушно встревожилась. Стала прикидывать, успею ли убежать. Пока прикидывала, он довел меня до остановки. И тут я совершила ужасный faux pas. Выгребла из кармана мелочь.
Мужик страшно обиделся - это было заметно. С упреком сказал:
- Я же от души.
И царственно от моей подачки отмахнулся.
Графика-мечта

Задверье Малой Итальянской

Оригинал взят у greenbat в post
Если по Жуковского идти не под фасадами, а дворами, то и дело проваливаешься в прореху во времени - когда улица была еще Малой Итальянской, петербургские обыватели обсуждали покушение какой-то нигилистки на градоначальника Трепова, дамы носили турнюры, а Достоевский дописывал "Братьев Карамазовых". Главное только не забывать сворачивать с надежной асфальтовой тропы под осыпающиеся арки, нырять, толкая полуторавековые двери, в тесные парадные, выбираться через черный ход, и почаще задирать голову - к немытым бог знает сколько лет окнам мелкой расстекловки, ветхим холодильным ящикам, нежной чахоточной листве тоненьких лип и кленов, затягивающей зеленой ряской верх узких колодцев. Мы гуляем по затонувшей Атлантиде, как сказала грустно одна американская девочка, которую я хотела поразить великолепием Петербурга.

Почти никого сегодня в этих дворах не было, даже привычные атланавты куда-то пропали, только проявляются на стенах многочисленные мене-текел-упарсин - оставленные явно разными людьми, но сливающиеся в одну бесконечную беседу.
На желтом простенке местный поклонник Плиния начертал: In vino veritas! Ниже неизвестный оппонент с сожалением опровергает: "Истины в вине нет, я проверял". Рядом мутное окно, занавешенное пестрой тряпкой. Из лиловой мешанины пятен вдруг показывается рыльце растерянного беса. Оно сморщивается, шевелится - из-за тряпки вылезает котик с розовым носом и усаживается посмотреть на тебя, странного и совершенно здесь лишнего.
Один из брандмауэров - дворовый флигель, невозможно увидеть с улицы - резко, толчком, разворачивает к себе. Ночной город с венецианскими окнами, арками, черничным куском неба - впечатан в столетний кирпич и жалкие остатки штукатурки. Попасть в тот двор, чтобы разглядеть картину не сворачивая под неудобным углом голову, невозможно. Туда попросту нет хода. Миролюбивый дядька в наколках на жилистых руках, покуривающий на лавочке, конфидент миниатюрной дымчатой кошки, только пожал плечами: "Не, не пройдете". А что там? "А монашки вроде живут. Католические". Ах да, действительно, параллельно Малой Итальянской - Ковенский переулок с базиликой Лурдской Богоматери. Если монашки, то может и впрямь нет входа. Лишь бы чайки не поклевали на подлете.

В дальнем дворе, где-то за маленьким подвальчиком, который на самом деле "Балетный участок" - место, обеспечивающее пуантами всех балерин города на Неве, нашлась еще одна надпись: "Я любил тебя так, что голова кружилась вовсе не от вина". Питер, Питер. Это о тебе.



Collapse )
Графика-мечта

Лето у нас!

Оригинал взят у greenbat в post
На "Маяковской" в вагон зашла молодая семья с ребенком лет трех - судя по хабитусу, индийцы или пакистанцы. Одеты скучно, по-европейски, у жены, правда, кольца не только на руках, но и на пальцах ног - я сразу вспомнила, как расстраивалась знакомая индуска, веселая программистка, когда приезжала свекровь из Индии, - приходилось цеплять положенную индийскими скрепами наножную бижутерию и ковылять в таком виде на работу. А снять это добро в ближайшей подворотне ей Заратустра не позволял.
В общем, зашли, сели на два свободных места. Точнее, села мать с малышом - черноглазым строптивцем в теплой пестрой курточке, довольно шумным. Но таким прелестным, что народ вокруг блаженно заулыбался. Петербуржцы не слишком щедры на улыбки, а тут все размякли. И блондинка в наушниках, и пьяноватый краснолицый дядечка справа от меня, и даже подростки в углу. И только сухопарый мужик в красной бейсболке, блондинкин сосед, негодующе стриг смуглое семейство глазами. "Шовинист хренов, - подумала я с не меньшим раздражением. - Чтоб тебе повылазило". Тем более что мужик, перегнувшись через блондинку, что-то стал требовать, показывая на ребенка корявым пальцем в синей наколке. Индусы робко переглядывались в полной растерянности. В какой-то момент стало потише:
- Капюшон, говорю, снимите с пацана!!! Жарко же ему в капюшоне, лето у нас! - разнеслось на весь вагон.
Графика-мечта

Петроградское

Оригинал взят у greenbat в post
Если хоть раз видишь дом Путиловой на Большом проспекте, забыть его потом невозможно. Изумительной красоты мрачный северный модерн, построенный полушведом, полуфранцузом Ипполитом Претро. Через шесть лет после сдачи дома под ключ, в 1912-м, архитектор получил серебряную медаль на конкурсе городских фасадов. А через двадцать пять - был расстрелян как враг народа, представитель реакционной буржуазии, утопист-троцкист-вредитель. И я всегда о нем думаю, когда возвращаюсь мимо этой похожей на средневековый замок серой громадины.
Претро еще был жив, когда неподалеку от его сумрачного детища, на Лахтинской, поселился недавний зэка Лихачев. Он тоже хорошо знал этот дом. И упомянул его в своих воспоминаниях.
"...Беженцы из деревень с детьми ночевали зимой 1933 г. на лестницах домов. Вскоре дворникам было велено их не пускать, но они приходили поздно, а утром, идя на работу, любой мог обнаруживать следы их ночевок; я видел, что кто-то живет на верхнем этаже лестницы, где была наша квартира. Большое окно, большая площадка, на ней ночевало несколько семей с детьми. Но вот вышел новый приказ: запирать с вечера все лестницы. Чинили парадные двери и ставили замки, проводили звонки к дворникам, запирали ворота во дворы (сразу опустели театры и концертные залы).
Однажды (вероятно, это была зима 1933–1934 гг.) я возвращался из Филармонии. Стоял сильный мороз. Я с площадки трамвая на Большом проспекте Петроградской стороны увидел дом (№ 44), имевший глубокий подъезд. Дверь, запиравшаяся на ночь, была в глубине (да она и сейчас существует — теперь там вывеска «Детский сад»). С внешней стороны подъезда, ближе к улице, стояли крестьянки и держали на поднятых руках какие-то скатерти или одеяла, создавая нечто вроде закутка для детей, лежавших в глубине, защищая их от морозного ветра… Этой сцены я не могу забыть до сих пор. Проезжая сейчас мимо этого дома, каждый раз упрекаю себя: почему не вернулся, принес бы хоть немного еды! Не видеть крестьян в городах было просто невозможно".
Пусть люди, которые восхищаются сегодня эффективным менеджером, живут долго-долго. Но только чтобы им каждую ночь снился этот подъезд и крестьянки с одеялами в поднятых руках.

Графика-мечта

Мимими

Оригинал взят у greenbat в post
Веду недавно экскурсантов вдоль канала мимо дома иезуитов, а там двое парней с енотами на руках - фотографироваться заманивают. Но я же тертый Питером калач, меня на эти соблазны не купишь. С непроницаемым лицом миную ближайшего, и тут он, паразит, обращается - именно ко мне! Словно я дитя или турист! Погладьте, говорит, енотика. И всего за двести рублей фотографируйтесь с ним хоть до упаду. Во-первых, - холодно отвечаю, - я на работе. Во-вторых...
В этот момент енот осторожно берется теплыми розовыми ручками за мое голое плечо. И я мигом лишаюсь разума. Чувствую только маленькие, чуть липкие, ладошки с длинными пальцами, вижу только небольшую мохнатую физиономию в черной полумаске грабителя, из-за которой поблескивают бойкие глаза смородинками. Лишь краем мозга осознаю, что рядом улыбаются, глядя на это безобразие, экскурсанты. И фотографируют. Вот он, мой позор.
А малютка енот уже перебрался ко мне на плечо полностью, получил от парня кусочек печенья, и увлеченно его грызет, осыпая меня крошками.
Чувствую, еще минута, и я отдам парню все деньги, какие только есть, да что там деньги - отдам зеркальце, губную помаду, конфету "раковая шейка", упаковку "гастала" и томик Набокова, даже новую зеленую юбку, - только бы не расставаться с енотом.
Обошлось, впрочем, двумястами рублями. Мой новый кумир догрыз печенье и вернулся к хозяину, оставив на память крошки в декольте и три тонкие царапины на предплечье. К лучшему, а то я представила смертоубийственный взгляд Шизика в тот момент, когда блудливо переступаю порог квартиры - без юбки и томика Набокова, но с енотом.
Графика-мечта

post

Оригинал взят у greenbat в post
На "Ломоносовской" в маршрутку успела в последний момент запрыгнуть девушка - со спины видно было, что худенькая, светловолосая, стриженная под мальчика, с каким-то букетом в руках. Поскольку физиономии у немногочисленных мужиков вокруг сделались мечтательные, вероятно, очень хорошенькая. Причем они, даже отвернувшись, периодически косились в ее сторону. Вышли мы вместе. Я с интересом обернулась и разочарованно увидела обычное бледное петербургское личико, прозрачные глаза, мягкий бесформенный нос. Но в руках у нее действительно был букет, шуршащий и благоухающий, - никаких цветов, только смородиновые и вишневые ветки, мощные листья хрена, зонтики укропа. Отменные выйдут огурцы.
Графика-мечта

Васин остров)

Оригинал взят у greenbat в post
Васин остров, милая жаба в манжетах. Всегда радует. Ну как всегда. С тех пор как решил, что я, в общем, ничего такая и со мной можно делиться игрушками. А до этого, конечно, подозрительно присматривался. Но сегодня он был в особенно хорошем настроении и кокетничал напропалую. Подозреваю, сразу распознал, что в нашей компании гуляк сплошные фотографы, и не только свои, хладнокровные привычные ко всему петербуржцы, но еще московско-парижская звезда Георгий Пинхасов, - и желал поразить шармом.

Начал с того, что, выждав, пока мы, потрясая всевозможными ключами, исполним ритуальный танец перед домофоном запертой двери случайно выбранного дома, послал нам ангела. Притворившийся хрупкой старушкой ангел, даже не спускаясь на грешную землю, открыл парадную. И любознательно высунулся на лестничную площадку своего пятого этажа послушать мой спич. Залитая сквозь световой фонарь рассеянным солнцем, словно изящный тонкий горельеф, старушка слушала-слушала, - и внезапно позвала в гости. Показать какое-то выдающееся окно. Мы шлепали босыми ногами по маленькой, очень опрятной квартире. В кухне на плите побулькивал в кастрюльке суп. Из окна открывался вид на 6-ю линию. Седая, коротко стриженная хозяйка бесстрашно и доброжелательно разглядывала нашу пеструю компанию. А на столе лежал великолепно изданный альбом Мамышева-Монро. "Это альбом моего племянника Владика, - застенчиво сказала она. - Он был художник".
Остров любит эффекты, я давно это заметила.
"Владик?! - переспросил Георгий ослабевшим голосом. - Но я же прекрасно его знаю. Это мой друг. Я не раз его фотографировал".

Пустырь между второй и первой линией, окруженный убогими развалинами, - свидетель славной драки двухсотшестидесятисемилетней давности между первым русским академиком и немецким засильем. Где-то здесь немецкое засилье случайно ронялось цветочными горшками в разъяренного академика. Разогнав агрессивных немецких ботаников "отломленным перилом" и раскокав им зеркало, Ломоносов временно отвлекся и устроил здесь первую же химическую лабораторию России. Знаменитый Бонов дом, увы, разобранный на дрова во время войны. На этом месте рассказа к нам подошел потрепанный дядька лет шестидесяти с добычей - пакетом явно помойного происхождения. Послушал меня с привередливым видом и строго спросил: "А вы знаете, где конкретно находился Бонов дом?" И дальше я могла уже ничего не рассказывать. Он, правда, не гнался за нами с криками: "Постойте, я еще кое-что хочу дополнить!" - как прошлогодние алкаши на этом же месте, но был не менее убедителен.

Пошел дождь, но мы, как верные пилигримы, - шли мимо ристалищ, капищ, мимо храмов и баров, мира и горя мимо... Короче, шли. С сердцами, естественно, полными рассвета (и дождя). Наконец выбрались на узкую, как чулок, улицу Репина, которую, когда я стану царь, непременно переименую в память Черной Курицы. Ведь именно на нее, тогда безымяный проулок, смотрел маленький Алеша сквозь щели в заборе, когда ждал визита феи с записочкой от папы и мамы. К тому же подземные жители, вновь вернувшиеся на Васильевский остров, там и сям осторожно выбираются на поверхность, вызванные заклинаниями бога петербургских деталей Саши Лузанова.
Я хотела показать такую сказочную фигурку, обнаруженную совсем недавно на одном из флигелей. Она по-прежнему упрямо придерживает миниатюрной ручкой остатки вазы на голове. Но напротив во дворе уже распростерла мокрые крылья Ника Самофракийская Самопальная, раз эдак в сто больше. Рядом в окружении угрюмых работяг возились ее творцы, занятые обустройством своей мастерской. Разумеется, мы с ними задружились. И я, как человек, с проделками острова хорошо знакомый, не слишком удивилась, когда выяснилось, что художник, парижанин и бухарский еврей Пинхасов приехал в Петербург, чтобы среди пяти с лишним миллионов жителей, на Васильевском острове, в окружении его бесчисленных флигелей, в тесном маленьком дворе встретиться и познакомиться с художником, недавним парижанином и бухарским евреем Амировым.

Как странно, - думала я, - нам попадаются сплошь приличные творческие люди. Довольно нетипичное поведение для острова. Даже прикурить никто не просил.
Тут нас нагнал один из работяг. С виду то, что называется "человек трудной судьбы". С одинаковым успехом ему можно дать как тридцать, так и шестьдесят лет. Руки у него мелко тряслись, расстегнутая рубашка демонстрировала дряблое, как сдувшийся воздушный шарик, пузо, а во рту явно недоумевали собственным наличием два зуба.
- Кто здесь старший? - застенчиво, но твердо прошепелявил он. - Вы? Вот, смотрите, - там, на последнем этаже, была мастерская художника Пименова. Юрия Пименова, помните такого?
- Простите, а откуда вы это знаете? - спросила я озадаченно, поскольку про мастерскую Пименова слышу впервые. - Вы имеете какое-то отношение к искусству?
- Имею. Учился в балетном училище.
Ни с того ни с сего кокетливо пихнул в плечо парижскую знаменитость, хихикнул: - Уйди, противный! - с достоинством попрощался и быстро скрылся недотыкомкой на одной из черных лестниц.